fradda: (BK)
[personal profile] fradda
Про двойные стандарты.
Вот, например, любовь. Все мы читаем книжки и смотрим фильмы про любовь. И думаем:"Вот это даа!" -- и завидуем, наверное, немножко. Хотя, конечно, смотря кому. И известно же, все из тех же книжек и фильмов, что если любовь, то вечная. Нерушимая. Отсюда и до третьей звезды.
Я, как известно, тяжело переживаю разрыв. И когда кто-нибудь об этом узнает, то сразу же начинает сочувствовать. А потом начинает ржать, узнав, что разрыв случился без недели три года как.
Нет, серьезно, все сразу начинают смеяться и прекращают меня жалеть (не больно-то и хотелось!). Потому что "Нууу, это не серьезно!" -- пардоньте, а как же любовь, которая одна на всю жизнь и все такое? В книжках можно, а в жизни -- нет?
Вы лицемеры.
Или вот, например, про политику.
Нет, ну можно любить власть. Или отмалчиваться. Или делать вид, что вас тут не стояло. Да без базара. Только вот я, например, рос на всех этих прекрасных аккуратных просоветских книжках. Где люди бросали все дела и шли, рискуя всем, против царя. Не то чтобы я был весь такой за Советы, но это все такой культурный код, начиная с декабристов. И я такой не один, потому что книжки были у всех примерно одинаковые.
Но, почему-то, у меня хэштег #6мая кровавой раной на сердце, а у тысяч людей, у которых -- повторюсь! -- были те же книжки, "Уроды, бездельники, так им и надо!".
И дальше про декабристов читать.
Вы лицемеры.

***
Про оправдывания.
Мне всегда казалось, что на фразу "Слава Украине!" есть три варианта ответа:
-- Героям слава!
-- Промолчать.
-- Начать монологизированный спор о том, что пидарасы-бандеровцы завалили майдан фаршем из безоружных беркутовцев и клевещут на Януковича, распихивая по карманам американские банкноты.

В двух случаях из трех, как вы понимаете, ответ не влечет за собой мордобитие с особо тяжкими.
Но нет же!
-- Слава Украине!
-- А ты-то что примазываешься, тебе-то Украина с какого боку? Ты разве там?
И приходится срочно вспоминать поезд, на котором моя беременная прабабушка, с тремя маленькими детьми на руках, неделю добиралась из Днепропетровска в Куйбышев в 1941м году. Вспомнил. И колыбельные на украинском вспомнил. Отстоял свое право говорить:"Героям слава!"

Не знал только, что за солидарность вообще нужно оправдываться.

***
Про толпу.
На самом углу Тверской, между "Националем" и парапетами подземного перехода -- толпа. В паре метров от меня сверкает лысиной Акименков -- еще раз увижу без шарфа и шапки, в куртке нараспашку -- зафиксирую и будет ходить как замужняя еврейка, потому что другими способами я вязать шарфы на голову не умею, а так хоть уши не отмерзнут.
Стоим довольно плотно, но при этом еще и происходят всякие движения в толпе. Со стороны Моховой на нас надвигается следующий монолог:
-- Еб твою мать! Ну что за пиздец! Охуеть, блядь! -- и, поравнявшись с нами, -- О, слава Богу, мусорка! -- симпатичный хипстер лет двадцати кидает в урну пластиковый стакан и окурок, продолжая движение на встречу упакованным по законам военного времени омоновцам.

***
Про место встречи.
Делаем понятно с кем проект понятно про что. Работа идет в режиме онлайн. Чтобы, наконец-то, встретиться живьем, сценарист, режиссер и продюсер не сговариваясь пришли на манежку, избежали попадания в автозак и только так и смогли увидеться и поговорить о делах.

***
Про происки подсознания.
Работаю над сценарием понятно для кого, понятно про что. Детектив, а значит нужен кейс. Это дело я люблю. Все придумал, все разложил на дедукцию, одно забыл: случайного обвиняемого.
После всего -- не смог вписать про человека, которого повинтили и обвинили только за то, что он мимокрокодил.

***
Про совпадения.
Вижу в списке задержанных на Манежке имя-фамилию старого знакомца. Пишу ему, мол, чувак ты чего-где-как. Оказалось, что он дома, нигде не был, в списке -- тезка (хотя имя-фамилия совсем не Вася Иванов).
Смотрю списки задержанных у суда. Вижу имя-фамилию другого своего товарища. Пишу ему. Та же история, хотя у суда он был. Но сам уже в курсе про тезку, который постоянно катается в автозаке.

***
Про "не читайте советских газет".
-- Ты у суда?
-- Нет еще, еду.
-- Может не стоит? В новостях пишут, что 100 человек из 200 задержали!
-- Если в новостях пишут, что нас там 200 человек -- закрой эти новости немедленно!

***
Про солидарность.
2 февраля, бульвары. Бабушка лет семидесяти:
-- Вот сидела бы я сейчас дома, смотрела бы трансляцию по "Дождю", но "Дождь"-то закрывают! Пришлось идти!

***
Иду вдоль Садового на Татарскую, проспал нещадно. На встречу двое мужчин среднего возраста, на одном из них значок про 6 мая.
-- Господа, простите, как там сейчас?
-- Там винтят очень жестко!
И ни слова о том, что мне не стоит туда идти.

***
Холл в здании суда. Где-то над ухом:
-- Мое счастье, что я тогда была далеко от Москвы и без Интернета. Поздно узнала. А то сидела бы сейчас на месте Духаниной, а я ведь буйная -- домашним арестом бы не отделалась.

***
Про "один за всех".
Во главе колонны -- граждане без опознавательных знаков какой-либо партии несут портреты болотных узников. Прямо за первым рядом, совсем сбоку, человек с радужным флагом и пол дюжины активистов с лентами.
Неожиданно возникает большая толпа "Левого фронта". Мужчина с флагом получает несколько пинков по ноге, остальные -- требование немедленно убраться отсюда в самый хвост колонны, чтобы не видно и не слышно. Радужные активисты начинают вопить. Граждане без опознавательных знаков какой-либо партии, несущие портреты болотных узников, развертываются в сторону перепалки и доходчиво объясняют "Левому фронту" кто тут пидорасы и кому нужно в хвост колонны и не отсвечивать.

***
Про "Все за одного".
6 мая 2013, Болотная площадь. (вспомнилось, простите)
-- Вы это видели, вы это видели? Пришел Энтео, попытался наехать на ЛГБТ. Пришла партия "5 декабря", попыталась сломать Энтео ноги.

***
Про маму.
-- Видел на марше Максима Виторгана.
-- А за что и куда маршируешь?
-- По бульварам, за свободу политзаключенных.
-- Тебе сухари пшеничные или ржаные?

Не говорил маме ничего. Поздно вечером пишу смс:"Если что, со мной все в порядке" -- "У суда была?" -- вот все-то она знает!

***
Про "своих".
-- Здравствуйте!
-- Здравствуйте! А Ваших всех уже повинтили!

Вообще-то, я всегда хожу один. Но кто такие "наши" понял моментально.
ЛГБТ-активисты, как всегда, жгли напалмом.

***
Про чувства.
Плакал, когда читал про Акименкова что бы то ни было. (и с перепугу не узнал его 2го февраля)
Плачу и начинаю задыхаться, когда думаю про Косенко.
Во время голодовки Кривова повторял как молитву:"Дяденька, не надо, дяденька, одумайтесь, пожалуйста!"
В день приговора все утро снился Зимин.

***
Про хищников.
На Тверской почти никого нет.
-- Ну, видимо все, расход.

И только сев в ближайшем кабаке и открыв твиттер мы узнали про 420 задержанных. То, что мы приняли за расход, было просто результатом задержаний. Люди не ушли, их утащили.

Выхватывали из толпы, безо всякой причины, два-три омоновца на одного человека. И толпа запоздало кричала им вслед:"Позор!"

***
Про упорство.
-- Слушай, а тех, кого утром взяли, отпустили уже?
Парень, стоявший возле нас:
-- Да, почти всех, и сразу -- сюда, вот он я.

Из твиттера:
"Акименкова посадили в автозак и увезли!"
Через пол часа:"Акименков убежал из автозака и вернулся к зданию суда!"

***
Про осознание "здесь и сейчас".
Знаете, бывает стоит у подъезда молчаливая толпа. А у соседнего бабушки на лавочке, поясняют тебе, что везут Грибоеда. Ну, в смысле, рассказывают, кого хоронят.
Это всегда очень особенная толпа и очень особенный голос у бабушек.

24 февраля, возле суда. Молчаливая толпа. Какие-то женщины пенсионного возраста пытаются пройти по своим делам. Все перекрыто. И тем самым голосом:"Это болотных судят".
И сразу в глазах чернеет, ком встает в горле, земля уходит из под ног и килотонной ужаса сваливается понимание, которое притупилось за годы протестных акций -- понимание того, где ты находишься. И почему. Не лица на транспарантах, не лозунги, а вот они, тут, сто метров, три ряда оцепления, железные ограждения, двери, двери, двери, стены -- но вот же, вот, протяни руку и вот оно это здание, там, совсем близко, в одном из этих окон -- они.
Которые снятся, которые в молитвах, которые болят внутри, как болит воспаленный нерв в какой-нибудь труднодоступной верхней восьмерке -- монотонными толчками и рикошетом куда достанет, днем и ночью, так, что хочется выть и лезть на стену.
И вот -- короткий выдох -- Саша Духанина, признана виновной, приговорена к трем годам и трем месяцам условно. Господи, спасибо, что не оставляешь нас!

Но наждаком по нервам и продолжают болеть -- терпкой горечью и детской такой обидой, когда невозможно дать сдачи, и хочется заплакать, но плакать стыдно, и ты изо всех сил стараешься сдержать слезы, но от этого только сильнее болит голова -- невиновные, неоправданные, узники путинских палачей:

Ярослав Белоусов
Андрей Барабанов
Артем Савелов
Денис Луцкевич
Алексей Полихович
Степан Зимин
Сергей Кривов.

2 и 6, 3 и 7, 2 и 7, 3 и 6, 3 и 6, 3 и 6, 4, соответственно.
From:
Anonymous( )Anonymous This account has disabled anonymous posting.
OpenID( )OpenID You can comment on this post while signed in with an account from many other sites, once you have confirmed your email address. Sign in using OpenID.
User
Account name:
Password:
If you don't have an account you can create one now.
Subject:
HTML doesn't work in the subject.

Message:

 
Notice: This account is set to log the IP addresses of everyone who comments.
Links will be displayed as unclickable URLs to help prevent spam.

Profile

fradda: (Default)
fradda

December 2016

S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 31

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 19th, 2017 06:52 pm
Powered by Dreamwidth Studios